Стартовая страницаE-mailКарта сайта  
 
 
   
 

Корни музыки

Газета Премьер №30 (669) 27 июля — 2 августа 2010 г.

Заслуженный артист России Борис Фрумкин не только руководит коллективом, но и является признанным мастером игры на клавишных инструментах. | Фото Марии Жаренковой

19 июля в Вологде прошел концерт легендарного джазового оркестра Олега Лундстрема. Выступление состоялось в Консисторском дворике Вологодского кремля.

Здесь собралось так много поклонников джаза, что очередь из автомобилей начиналась еще у ресторана «Белладжио», а в зрительном зале практически не было ни одного свободного места.

Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема занесен в российскую книгу рекордов Гиннесса как самый долгоиграющий биг-бенд в мире. Даже оркестр легендарного джазмена Каунта Бейси был создан на год позже.

Последние три года коллективом руководит заслуженный артист России Борис Михайлович Фрумкин. Он дал «Премьеру» эксклюзивное интервью.

— Борис Михайлович, в чем секрет феноменальной творческой стойкости оркестра?

— Я думаю, что здесь основополагающей является личность создателя оркестра — Олега Леонидовича Лундстрема. Благодаря тому, что он постоянно привлекал какие-то интересные силы, интересных аранжировщиков, оркестр всегда был на пике музыкальных событий в каждый период времени. Олег Леонидович пользовался не только уважением, но и любовью людей, которые были сплочены вокруг него. Его личность можно сравнить по выдающимся музыкальным качествам с такими руководителями оркестров, как Дюк Эллингтон, как Каунт Бейси: коллективы существуют до сих пор, хотя основателей давно уже нет в живых, потому что в них заложено здоровое зерно, которое регулярно дает потомство.

— Джаз — это музыка с негритянскими корнями. Почему, на ваш взгляд, она стала популярной в России?

— Она нашла своего слушателя не только в России. Она распространена по всему миру, даже в далекой Индии есть джазовые музыканты, и в Китае, и в Японии…. Энергетика, ритмика и самое главное — искусство импровизации — бесконечно привлекают новых и новых сторонников, потому что импровизация — это возможность выразить свои знания, выразить движение своей души, какие-то новые музыкальные идеи и так далее. В последнее время джаз вновь возвращает себе даже среди молодежи своих поклонников. Очень много молодых музыкантов заинтересованы джазом и идут в эту сферу, не только в классику и не только в рок-музыку, потому что в джазе интеллектуальная составляющая очень высока. Наверное, это тоже привлекает людей, которые стремятся подняться над каким-то общим средним уровнем восприятия музыки.

— У каждого слушателя и музыканта своя история любви с музыкой, которую он выбрал. В чем Ваша история любви?

— Мой отец был известный джазовый музыкант, трубач и руководитель оркестра Михаил Фрумкин. К сожалению, остались немногочисленные записи, но можно судить, во-первых, об уровне тех оркестров, а во-вторых, об уровне музицирования моего отца. Я вырос под звуки трубы, под звуки джаза. К сожалению, с 48-го года после известной речи Жданова джаз у нас на какое-то время ушел в подполье. Знаете, была такая расхожая фраза: «сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст». В этой речи досталось не только джазу, но и Шостаковичу, и Мурадели за оперу «Дружба народов». На какое-то количество лет мы были отброшены назад. Очень жалко…

— Хотя сейчас никакой музыке не нужно спасаться в подполье, о джазе все равно пишут мало…

— Дело в том, что мы лишены музыкальной критики. Это касается не только джаза, но и музыки вообще. Статьи носят заказной характер, а других нет вообще. Если сам не побеспокоился. Наверное, интереснее знать, кто с кем спит, примадонны эстрады, Бред Питт и Анджелина Джоли, как была одета Сара Джессика Паркер... Все разжевывается и в виде пережеванной жвачки выплевывается в публику. И все это не имеет никакого отношения к реальной жизни! Нет критических отзывов! «Надо жить так. Одеваться так. Выброси старую музыку, закачай новую!» — это никаким этическим нормам не поддается. Напоминает футуристов 20-х годов. Нельзя лишить людей настоящих ценностей! Насаждается самый низменный вкус, чтобы ловить жирную рыбку в этой мутной воде…

Желание выделиться и зачастую ложные представления о своей роли в искусстве ведут к тому, что сейчас уже нет того количества оркестров, как в 50-60 годы, молодежь просто не видит для себя стимула. Джаз — сложное искусство. Все хотят быть личностью, но оркестр требует подчинения всех составляющих новой идее, а молодым музыкантам хочется высказать себя более полно в маленьком ансамбле.

Гораздо проще оболванивать недалекого, не интересующегося ничем зрителя. Для него достаточно создать мощную рекламную кампанию — и можно продать все, что угодно. Нет разборов «Новой волны», чем блеснул этот исполнитель, который победил, чем был хуже тот, почему эта песня не получилась… Сам институт музыкальной критики гибнет. Есть формат и неформат, и никого не интересует мнение зрителя, достаточно рейтингов.

И все же вологодские зрители в тот вечер доказали музыкантам, что самый высокий рейтинг — в сердце. Если оно просит музыки так же, как просят любви и страсти.

Из досье «Премьера»

В 1932 году в руки 16-летнего Олега Лундстрема (1916-2005), жившего тогда вместе с родителями в Харбине, случайно попала пластинка с записью оркестра Дюка Эллингтона. Под впечатлением музыки Олег стал учиться джазу. В 1934 году Лундстрем вместе с друзьями создаёт свой джаз-оркестр. В 1935 году к коллективу приходит первый успех. В разные годы с этим оркестром работали такие вокалисты, как Валентина Дворянинова, Майя Кристалинская, Алла Пугачева, Ирина Понаровская, Ирина Отиева, Дмитрий Ромашков, Валерий Ободзинский и др.

Наталья Михайлова

вернуться в оглавление

 
 
Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема 2002-2013 (c)
 
 
Яндекс.Метрика Портал Джаз.Ру - все о джазе по-русски