Стартовая страницаE-mailКарта сайта  
 
 
   
 

Олег Лундстрем: "Общения с компьютером я избежал"

Звуки.Ру, 07.08.2000

Иногда возникает странное ощущение, что мы живем во времени, которое спрессовало все предшествующие эпохи. И еще более удивительно, что среди нас живут люди, которые все эти эпохи прошли. А некоторые принимали участие в их создании. Олега Лундстрема часто называют патриархом отечественного джаза, это верно - но только до определенного момента. Он не только патриарх, он сам - собственно и есть джаз, его история, персонифицированная и воплощенная. Начинал, услышав Эллингтона. А сегодня - работает вместе с молодежью, которая играет эйсид и техно. И при этом Олег Лундстрем - не консерватор. Наоборот - музыкант, очень чутко чувствующий новое. Не резонер, а мудрый наблюдатель. И труженник. - Каковы Ваши прогнозы на ближайшие 10 лет нового столетия в музыке. Что предпочтут люди - живую музыку, или все-таки ее заменит компьютер?

- Я думаю, что никакой компьютер, никакая сделанная музыка никогда не заменит живую, потому что живая музыка v это обмен эмоциями. А сделанная на компьютере v некая формальность. Кибернетика-то ведь появилась в России давно, многие тогда еще пострадали, потому что у нас она была объявлена лженаукой. А на Западе за нее схватились и быстро начали осваивать, и, естественно, нас обгонять. Но появилась она непосредственно в России. Еще очень давно, до всех перестроек, мы были в институте кибернетики. Мы туда попали с Николаем Павловичем Акимовым v это известный художник и режиссер ленинградского в то время Театра Комедии - и с композитором Кара Караевым, нас туда пригласили, потому что была какая-то международная выставка и институт собирался туда повезти цветомузыку, о которой еще мечтал Скрябин.

Нам продемонстрировали возможности этого изобретения. И сотрудники объясняли v все основано на пяти параметрах, динамика, звуковысотность и так далее. Они попросили нас прокомментировать их открытие. И вот интересно, что Николай Павлович Акимов сказал: LЧем больше компонентов, тем труднее понять, потому что живой звук человечество умеет усваивать уже несколько веков. И в Греции была музыка, и в Египте, и поэтому постепенно человеческие уши к этому привыкали. А тут на них обрушили эти пять параметров звука, они перемешались и получилась какофония¦.

И доказательством этому служило, то, что когда они продемонстрировали только параметры звуковысотности, когда играла музыка, и именно по музыке цвета менялись, все были просто ошеломлены. Кара Караев выступил как бы в защиту электронной музыки, говорил, что она дала идеально чистые тембры. В живой музыке, например, меньше всего обертонов у флейты. Кончено, если есть желание изобразить космос, что-то космическое v то это произведет должный эффект. Но когда вы начинаете переходить на круг человеческих эмоций, то электроника дает что-то искусственное. Но самую интересную вещь сказал разработчик идеи: LИзучая кибернетику, выясняется, что ни одна машина не реагирует на музыку лучше, чем человек. Первое поколение, а это агрегат с восьмиэтажный дом, обрабатывает звук для того, чтобы получилось то, что хочет композитор, недели две, второе поколение v уже поменьше размером v неделю, третье поколение v а это уже передающие транзисторы и так далее v совсем быстро. Но оказалось, что быстрее всех эту проблему решает человеческий мозг. Он находит кратчайший путь прямо к результату¦.

Оказалось, любая кибернетическая машина не так совершенна, как мозг человека. Этот разговор был очень давно. Но общения с компьютером я все же не избежал. У меня накопилось столько материала, уже ставшего историческим, что мой директор уговорил меня все это организовать с помощью компьютера. И вот этим я сейчас занимаюсь, потому что меня убедили, что если этого не сделать сейчас, то потом будет поздно. Причем мне дали задание: всю историю раскладывать хронологически, и совершенно в отдельных папках поместить все, что касается международных фестивалей и вообще всех фестивалей джаза, в которых принимал участие наш оркестр. Этой огромной работой я сейчас занимаюсь и не вижу конца и края.

- Что произошло в Вашей жизни за последний период?

- Был 10 международный джазовый фестиваль в Калифорнии, в Санта-Барбаре, где снимался знаменитый сериал, из которого я ни одной серии не видел, потому что мне некогда. Там у нас было два выступления: первое называлось LЭра свинга¦ и второе v LДжаз по-русски¦. LЭра Свинга¦ начиналась с Эллингтона, cо времени, когда он еще в 1927 году приехал в LКоттон-Клаб¦ в Нью-Йорк со своим коллективом под названием LВашингтонцы¦, и кончалась музыкой оркестра Гила Эванса, мы играли весь мейнстрим. Жена директора фестиваля, которая сидела в зале, спросила рядом сидящих зрителей, v почему они плакали во время нашего выступления, а они сказали: LОказывается, для того, чтобы мы смогли узнать, какая у нас была замечательная музыка в 30-е годы, должен был приехать русский оркестр и это показать¦.

В прошлом году случилось действительно очень важное событие в нашей жизни, американские музыковеды признали нас лучшим в мире биг-бэндом. Я даже испугался. Мы ведь считали лучшими оркестры Куинси Джонса, Гила Эванса. Но в Америке, оказалось, не считают их оркестрами. Потому что эти выдающиеся музыканты v аранжировщики, они сами приглашают сайдменов, опытных, хорошо читающих с листа, играющих в разных жанрах музыкантов, четырех солистов с ведущими именами и пишут на афише: LОркестр Куинcи Джонса¦, LОркестр Гила Эванса¦.

На самом деле таких оркестров не существует, и такого чувства ансамбля и сыгранности, как в моем оркестре, у них просто нет. Это американцы так считают. Это подтвердил нам и Алексей Зубов, который играл у нас, а последние 25 лет он живет в Лос-Анджелесе: LВы всех убили тем, что показали, что русский джаз существует¦. Это потому, что мы взяли мой компакт-диск, где все произведения датированы, например v LИнтерлюдия¦ (1945 год), LМираж¦ (1947 год), это я еще живя в Шанхае написал, и так далее v LВ горах Грузии¦, LБухарский орнамент¦- И американские музыковеды, зная, что Сталин и Хрущев не любили джаз, думая, что у нас этот период из джаза вычеркнут, были потрясены.

В прошлом же году мы побывали в Стокгольме, на родине предков, там даже нашлись родственники. Но это мы проверим, когда приедем в Читу, где мой дед, обрусевший швед, скончался, и возьмем его послужной список.

- Чита для Вас особенный город?

- 2001 год станет для меня знаменательным, потому что Чита будет праздновать свое 150-летие. И туда должен будет приехать наш оркестр, потом коллектив моего племянника v Леонида Лундстрема - LКамерный оркестр Большого театра¦, а все вместе будет посвящено династии Лундстремов, потому что в Чите откроется улица Лундстремов.

- Расскажите, пожалуйста, историю Вашей династии.

- В России династия Лундстремов началась с моего деда, Франца Карловича, ее продолжил мой отец, который был в правительстве ДВР (Дальневосточной Республики), а в государственной Думе отвечал за культуру города. Затем, как сказал музыковед Алексей Баташев: L2 апреля 1916 года, кто бы мог подумать, родился российский джаз¦, ну, а следующий продолжатель династии v это мой племянник, Леонид. Все мы очень готовимся к событию в Чите и надеюсь, приедем туда все вместе, с детьми, а также с нашими собаками и кошками.

Дед ЗВУКАРЬ

вернуться в оглавление

 
 
Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема 2002-2013 (c)
 
 
Яндекс.Метрика Портал Джаз.Ру - все о джазе по-русски