Стартовая страницаE-mailКарта сайта  
 
 
   
 

"Владислав Кадерский: "Музыка - это адский труд"

Газета "Впреред", 30.06.2006

За пару лет руководства Сергиево-Посадским муниципальным оркестром, духовая часть которого известна как оркестр "Ретро", Кадерский придал ему совершенно новое звучание, обогатил репертуар и сделал его, пожалуй, лучшим оркестром Подмосковья.

Совсем недавно маэстро удостоили ордена Петра Великого второй степени и сделали действительным членом Академии правопорядка. Эта немузыкальная почесть связана с тем, что оркестранты под руководством Кадерского обслуживают официальные приемы Президента России. Тот любит классический джаз, а на приемах всегда присутствуют представители "компетентных" органов. С этого необычного награждения и началась наша беседа.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Нынешний руководитель и дирижер Сергиево-Посадского муниципального оркестра Владислав Трофимович Кадерский родился в Николаеве в 1938 году. Сейчас это территория Украины. Там же пережил оккупацию. Мать - простая рабочая. Отца убили немцы, когда Владику было 4 года.

Род Кадерских - польский. До революции отец Владислава владел обувной фабрикой. В возрасте 58 лет за карточный долг он взял в жены 16-летнюю Марию, будущую мать Владислава Кадерского.

Музыкой Владислав стал заниматься случайно. Двоюродный брат поступил в Киевскую военно-музыкальную школу. Ему выдали красивую форму, и в школе хорошо кормили. В измотанной Второй мировой войной стране это было очень важно. Юный Кадерский прорвался через сумасшедший конкурс и поступил в военно-музыкальную школу. Дальше он двигался исключительно вперед и вверх. Закончил несколько музыкальных учебных заведений, руководил известными биг-бендами.

В итоге стал дирижером легендарного оркестра Олега Лундстрема и заслуженным артистом России.

- Вы стали действительным членом академии тех самых органов, в недрах которых наверняка родилось изречение: "Сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст". Ирония судьбы?

- Да, был такой черный период в жизни наших джазовых музыкантов. Одним из тогдашних идеологов в правительстве был Жданов, который говорил вслед за Горьким, что "джаз - это музыка толстых", то есть буржуев-капиталистов. По- этому, дескать, джаз для пролетариата не годится. Но это не так. Джаз - это возможность импровизировать сиюминутно. Ни один джазмен свою импровизацию в точности не воспроизведет.

- К тому же джаз - это музыка надрасовая и наднациональная.

- Я вообще не признаю принадлежности какого-либо искусства какому-либо государству. Любой жанр искусства - это достояние всего человечества.

- Судя по всему, сперва вас в музыке привлек блеск духовой меди и красота военной формы.

- Не совсем так. Я всегда любил музыку до сумасшествия. Мама на свои скудные средства купила мне приемник "Сакта" прибалтийского производства, и я с утра до ночи слушал музыку. Иногда аж до четырех утра. Прекрасно можно было слышать западные радиостанции. Тогда еще холодная война не началась, и не было глушилок. Огромным потрясением была для меня телевизионная трансляция из Киева концерта оркестра под управлением Утесова, а концерт джаза Бориса Аренского на склонах у Днепра я слышал живьем. Я заболел эстрадной музыкой. Когда по- ступал в Киевскую военно-музыкальную школу в 1949 году, конкурс там был 32 человека на место.

- Почему был такой высокий конкурс?

- Потому что хорошо одевали, хорошо кормили, и армию вообще здорово уважали. Не то, что сейчас. Я поступил на класс кларнета. По окончании школы был на- правлен во Второе морское политическое училище. В составе тамошнего оркестра мне довелось поиграть на Первом международном фестивале молодежи и студентов в Москве. Затем волею судьбы я оказался в оркестре Нахимовского училища в Ленинграде. Музыканты жили на крейсере "Аврора". От стука кованых сапог по палубе было тяжело спать и репетировать, и я днем отсыпался на мачте в каюте для впередсмотрящего. Потом решил поступить в Московский военно-дирижерский институт при консерватории. Конкурс был большой - 16 человек на место, - но я поступил без проблем. По окончании института я понял, что в армии мне делать нечего и, чтобы покончить со службой, женился. У меня родилась дочка.

- Началась гражданская жизнь?

- Да. Начал я работать в московском ресторане "Прага". Через несколько месяцев в Москонцерте у меня уже был свой оркестр. "Песню о медведях" из фильма "Кавказская пленница" певица Аида Ведищева записала под наш аккомпанемент. Наталья Варлей в кадре просто открывает рот, а музыка - моего оркестра. Из тогдашних певиц, таких как Майя Кристалинская или Великанова, Ведищева была самая модерновая и "шла" нарасхват. Мы с ней много играли и хорошо зарабатывали. Потом в аварии она ушибла горло и на некоторое время перестала петь. Наши пути разошлись, я стал играть в оркестре Эдди Рознера. Затем мне предложили возглавить свой бенд в варьете "Арбат" на Калининском проспекте. Я согласился. В моем коллективе было 72 музыканта и балет из 38 человек. "Арбату" я посвятил 20 лет жизни. А 15 лет назад меня пригласили в оркестр Олега Лундстрема, где я работаю до сих пор.

- Каким человеком был недавно ушедший от нас Олег Лундстрем?

- Он был уникален: и скрипач, и пианист. Как оркестр-долгожитель его биг-бенд попал в Книгу рекордов Гиннесса. Его не стало, и оркестра не стало. С той скрупулезностью, с которой он занимался оркестром, сейчас никто им не занимается.

- Ну, а вы?

- Я ведь не главный дирижер, я просто дирижер. Есть у нас главный дирижер Георгий Гаранян. Он мне никаких указаний, как раньше Лундстрем, не дает. Я, конечно, иногда подтягиваю оркестр, но этого мало.

- Гаранян не так предан музыке, как Лундстрем?

- Нет. Просто у него много других работ. Он продолжает руководить ансамблем "Мелодия", где дирижирую и я. Мы вместе еще работаем и в Краснодарском оркестре. Это очень хороший оркестр.

- Как вы познакомились с сергиевопосадскими музыкантами?

- Ими раньше руководил Денис Беляев, который играл у Лундстрема на тромбоне. Он скоропостижно скончался, и лундстремовский же барабанщик Володя Журкин попросил меня поработать с сергиевопосадцами. Я не хотел брать на себя дополнительную нагрузку. Дедушка Лундстрем к тому времени стал уже свадебным генералом, который только выходил на поклон публике, а дирижировал все концерты я. Когда я услышал "Ретро" первый раз, я сказал Журкину, что не пойду. Оркестр подействовал на меня удручающе. Он был совершенно разболтанный, без строя и музыкальной культуры. Но когда трубач Виктор Калашников рассказал мне об истории этого оркестра, сколько он выстрадал, как выстоял и выжил, я был настолько тронут, что решил попробовать. Мы начали с гамм, чтобы восстановить строй. Особенно тяжело было работать со стариками - их труднее переучивать.

- И что вас заставило взяться руководить оркестром?

- Во-первых, что-то стало получаться. Во-вторых, я увидел, как местная публика принимает свой оркестр. Иногда даже слезы наворачиваются. Не оттого, что чего-то достигли, а оттого, что людям выступление нравится. Постоянно пополняем репертуар, чтобы музыканты были в тонусе. Хотя они еще на полпути к профессионализму.

- Не слишком ли вы строги?

- Если профессиональный музыкант знает материал, он и второй, и третий, и десятый раз будет играть одинаково. А здесь, если проходит немного времени, приходится опять начинать все сначала. Но музыканты прогрессируют. Я считаю, в Подмосковье нет такого второго сильного оркестра, как "Ретро".

- Вы кем-то персонально усилили посадский бенд?

- Да, я принял четырех музыкантов из Москвы. Но это не обман публики, приходящей на концерты. Их выгнал из оркестра Лундстрема Жора Гаранян. А я, считая, что такими музыкантами разбрасываться нельзя, взял их в "Ретро".

- А за что их выгнал Гаранян?

- За слишком длинные, по его мнению, языки.

- Будет ли концерт посадского оркестра "Сергиево-посадская осень-2006"? Прошлогодняя "Осень", помнится, произвела фурор.

- Уже готовимся.

- Что будет новенького?

- Будет фантазия на тему песен Дунаевского из "Кубанских казаков". Вы услышите фантазии на темы "The Beatles", из "Бриллиантовой руки". Вокальные номера будут рождаться в муках.

- Что делаете на досуге?

- Стараюсь отдыхать от музыки, но все равно хожу на концерты. Люблю Чайковского, Брамса. Посещаю важные джазовые концерты.

- Ваши дети пошли в музыку?

- Нет. Они пошли в медицину и юриспруденцию. Музыкальный хлеб очень тяжелый. Чтобы чего-то добиться в музыке, надо ей в жертву принести всю жизнь. Это адский труд.

- Но плоды этого адского труда слушателям лечат душу.

- Да. Музыка лучше всего отвлекает от мирских забот, которых у людей слишком много. Поэтому музыка и приносит такую радость и удовольствие.

Сергей ШИЛЯЕВ
Фото Алексея Севастьянова

вернуться в оглавление

 
 
Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема 2002-2013 (c)
 
 
Яндекс.Метрика Портал Джаз.Ру - все о джазе по-русски