Стартовая страницаE-mailКарта сайта  
 
 
   
 

Медные трубы Георгия Гараняна
Завтра знаменитому джазмену - 70 лет

("Российская Газета" 14.09.2004)

Саксофонистом Георгий стал, можно сказать, случайно. В институтском эстрадном оркестре (он учился в Станкоинструментальном) был пианистом. Однажды завклубом попросил его отнести в ремонт саксофон. После починки инструмент на какое-то время застрял у Гараняна, и он решил подуть в него.

Правда, инструмент оказался без трости: не беда, выточил сам из пластмассовой линейки. Несколько недель тренировался, поочередно нажимая на все клапаны... Потом рискнул сыграть на институтском танцевальном вечере. Звук оказался некрасивым, но претензий никто не предъявлял - саксофонистов в Москве были единицы, спрос явно превышал предложение.

Через год Жора попал в молодежный оркестр ЦДРИ, которым руководил композитор Борис Фиготин. Всего-навсего дублировал партию третьего альта, но играл так слабо, что вскоре его из оркестра удалили. Обида была жесточайшая, хотя сам понимал: плохой звук, техники же ну просто никакой. В оркестр вернулся через два года. Коллектив к этому времени возглавлял уже Юрий Саульский. К Гараняну отнесся вроде бы безжалостно: заставлял часами играть упражнения, тянуть длинные ноты в высоком регистре. Занятия эти дали неплохие результаты - звук стал лучше, фразировка - точнее. Летом 1957 года оркестр принял участие в международном конкурсе джазов Всемирного фестиваля молодежи в Москве. И даже завоевал там серебряную медаль. А на Гараняна обратили внимание поляки, музыканты из секстета Кшиштофа Комеды. Вскоре он получил приглашение из Варшавы - принять участие в международном фестивале "Джембори" 1958 года. Правда, реакция руководства на это письмо оказалась нулевой. Никого никуда не послали. Даже и разговоров на эту тему не было. А по поводу оркестра Саульского в газете "Советская культура" вскоре появилась заметка под названием "Музыкальные стиляги"... "Досадно, - говорилось в ней, - когда наблюдаешь стремление подражать худшим образцам моды. Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодежный эстрадный оркестр ЦДРИ. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках". После такой "критики" и самого оркестра вскоре не стало.

Затем была запись на радио первой в СССР программы джазовых пьес, многолетняя работа в оркестре Лундстрема и на фирме звукозаписи "Мелодия"...

В 90-х годах Гаранян совершает "камбэк": возвращается к небольшой группе и акустическому звучанию, полностью отказавшись от электронных соблазнов. Часто выступает в джаз-клубах, исполняя, как правило, mainstream - музыку в меру горячую, стремительную, но без эпилептических судорог. Значит ли это, что музыкант больше не увлечен игрой в биг-бэндах? Нет, конечно: старая любовь не ржавеет. Оторваться от большого коллектива он просто не в состоянии. В 90-х годах собрал так называемый "Московский биг-бэнд", пригласив туда сливки московских джазменов, Потом несколько лет руководил "губернаторским биг-бэндом" в Краснодаре... И последние новости: Гаранян стал еще и художественным руководителем и главным дирижером коллектива, в котором когда-то проработал много лет, - оркестра Олега Лундстрема...

Вот такая жизнь. Понес когда-то саксофон в починку... И так и не смог с ним расстаться!


Аркадий Петров

вернуться в оглавление

 
 
Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема 2002-2013 (c)
 
 
Яндекс.Метрика Портал Джаз.Ру - все о джазе по-русски