Стартовая страницаE-mailКарта сайта  
 
 
   
 

Что хорошо - то хорошо
(Советская эстрада и цирк, №10 1973)

А вот еще один пример творческого роста, который вообще свойствен нашей эстраде. Речь идет о концертах джаз-оркестра, руководимого О. Лунд-стремом. Не впадая в преувеличения, полагаю, что этот коллектив в своей области - один из лучших, и не только у нас в стране.

Он был создан в Харбине из числа молодых людей, родители которых работали на Китайско-Восточной железной дороге. Затем оркестр играл в фешенебельных ресторанах Шанхая. В беседе с автором этих строк один из музыкантов, И. Лундстрем, вспоминал, какая это была адски тяжелая работа: "Играли под танцы с семи часов вечера и до трех часов ночи. Играли почти без перерыва. Дело в том, что в ресторане каждый посетитель мог пригласить партнершу, так называемую такси-герлс. Для этого в кассе надо было купить талончик. Естественно, чем талончиков брали больше, тем это было выгоднее и администрации ресторана и танцовщицам. Музыканты тоже получали не гарантированную зарплату, а процент, вырученный за продажу тех же талончиков. Значит, чтобы заработать, надо было играть почти без перерыва. Уставали так, что едва добирались до постелей. И вообще,- продолжал И. Лундстрем,- за рубежом джаз-оркестры, даже лучшие, как правило, играют в ресторанах. Концертной практики, во всяком случае систематической, они не знают. Конечно, это определяет и репертуар и манеру исполнения - оркестранты играют предельно громко, так как в ресторанах обычно плохая акустика, в зале танцуют, а это не способствует поддержанию тишины".

Вернувшись после окончания войны на родину, музыканты коллектива, руководимого О. Лундстремом, поселились в Казани. Кончили здесь консерваторию, играли в оперном и симфоническом оркестрах и не забывали джаза. Репетировали, а когда появилась возможность, возобновили деятельность своего оркестра. Обратите внимание: в нем есть музыканты в возрасте. Это те, кто прошел с оркестром весь путь. И именно они цементируют коллектив, придают ему серьезность, основательность. Люди с консерваторским образованием, они не дают оркестру идти по пути наименьшего сопротивления, увлекаться модными новинками, требуют, чтобы каждая исполняемая вещь имела подлинную музыкальную значимость. "Что за честь, - говорят они, - плестись в хвосте джазовой моды, приходящей из-за рубежа, когда мы в состоянии устанавливать собственную моду. Мы слишком много сил отдали джазу, чтобы теперь разрушать его, прибегая к декакофонической музыке". И к своим старым товарищам О. Лундстрем очень прислушивается.

Но рядом со старыми работают и молодые музыканты. В своем большинстве - это подлинные виртуозы, иные - мирового класса. Как и свойственно молодым художникам, они ищут новое, стремятся разведать неразведанное, прийти к своим открытиям. Поэтому они заботятся о том, чтобы оркестр дружил с молодыми композиторами, расширял свои музыкальные возможности. Что греха таить, иногда они хотят играть такую музыку, которая может быть понятна только избранным. Но, с другой стороны, без постоянного экспериментирования не будет и открытий. А в целом оркестр, руководимый О. Лундстремом, - первоклассный музыкальныи коллектив способный исполнить произведения любой трудности, талантливо интерпретируя -- У нас с таской правильно, говорят о воспитательной и облагораживающей роли музыки, но почему-то при этом имеют в виду только симфонические оркестры, хотя джазы также должны и воспитывать и облагораживать слушателя. Во всяком случае, оркестр О. Лундстрема к этому стремится. И наличие в его репертуаре таких произведений, как "Неваляшки" Н. Левиновского, "Бухарский орнамент" О. Лундстрема, "Продавец пластинок" Д. Ричардсона, доказывает, что он исполняет хорошие вещи, не забывая, что джаз - это не просто ансамбль солистов, но солистов-виртуозов. Оркестр Лундстрема, по существу, создал эстрадное ревю, объединив в нем музыку, танец, песню, конферанс.

Что касается самого Лундстрема, то он не только высокопрофессиональный и талантливый дирижер, но также актер, разыгрывающий с певцами интермедии. Вот он одобряюще улыбается Д. Ромашкову, аплодирует В. Ободзинскому, поднимает палец, прося его исполнить еще одно произведение - все это помогает создать единство между оркестром и вокалистами. И, конечно, нельзя не отметить сценического обаяния О. Лундстрема.

В. Хворостов и Э. Мигиров на нашей эстраде - редчайший, если не единственный, пример исполнителей подлинно эксцентрических танцев. Они умеют в комическом плане раскрыть характер персонажей, в то же время блистая незаурядной техникой. Не будет преувеличением сказать, что это один из лучших современных эстрадных номеров.

Разочаровывает конферансье этого ансамбля Ю. Григорьев. Он не ведет программу, а просто объявляет фамилии артистов и названия номеров, которые они собираются исполнять. Правда, Ю. Григорьев выступает с номером звукоподражания. Помнится, в дни моего - увы, теперь весьма далекого - детства некий лилипут Прокофьев изображал скотный двор: мычал, кукарекал, крякал, хрюкал, блеял. Выходило похоже, и иные зрители смеялись. Потом появился Ф. Гольцов, воспроизводящий шум отходящего поезда. Теперь стали изображать шум радио, когда слушатели переходят с одной волны на другую. Не знаю, трудно ли это, но готов принять такую шутку. Но, право, как-то странно, что артист такой шуткой все свое творчество и ограничивает. Хотелось бы, чтобы у конферансье были остроумные словесные репризы.

Несколько слов о вокалистах этого оркестра - четырех солистах и вокально-инструментальном квартете "Лада". Сразу же о самом важном: каждый вокальный номер своеобразен, а вместе они создают то, что можно определить как театр песни.

Л. Ромашков склонен к добродушному юмору, и сквозь исполняемые им песни встает образ современника, умеющего радостно воспринимать жизнь. Артистка А. Пугачева - лирическая певица, переживания ее героинь не слишком глубоки, она рассказывает о любви, которая дорога, но еще не становится потрясением. Третья исполнительница - М. Розова - склонна к драматизму. Это совсем молодая артистка, но, кажется, у нее много чувства, и хочется верить, что она станет одним из подлинных мастеров эстрады. Квартет "Лада" использует ту бытовую манеру, которая сейчас получила широкое распространение среди молодежи (пение под аккомпанемент гитар, на которых сами певцы и играют). Это сильный музыкальный и певческий коллектив. И, наконец, В. Ободзинский - его имя на афишах выделено особо. Сразу скажу о существенном недостатке артиста (в большей или меньшей степени он касается и других артистов) - о плохой дикции: многих слов и даже целых фраз невозможно разобрать. А ведь еще в старину говорили, что дикция - вежливость артиста.

Но откуда у Ободзинского такой успех? Цветы, записки из зала, аплодисменты, вызовы, просьбы исполнить ту или другую песню. Думаю, что главная тому причина в разнообразии тем. Молодой артист поет о разных сторонах нашей жизни, о том, что волнует или, во всяком случае, интересует молодежь: тут и труд, и любовь, и учение, и надежды, и разочарования. Короче говоря, артист дает достаточно широкую панораму современной жизни. И обо всем этом Ободзинский, сам молодой человек, рассказывает (именно рассказывает), иногда чуть-чуть сентиментально, иногда иронически, но всегда увлеченно. Эта увлеченность и кажется особенно привлекательной.

Нельзя не отметить, что костюмы и все оформление оркестра сделаны с большим вкусом (художник А. Ахвледиани), а режиссер Е. Симонов организовал номера так, что они идут легко и в хорошем темпе. Уверен, что если бы проводился мировой конкурс эстрадных коллективов, то оркестр, руководимый О. Лундстремом, занял бы одно из первых мест. Кстати сказать, почему бы такой конкурс не провести, хотя бы в рекламных целях?

Ю. ДМИТРИЕВН

вернуться в оглавление

 
 
Государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема 2002-2013 (c)
 
 
Яндекс.Метрика Портал Джаз.Ру - все о джазе по-русски